Поход на кавказ это событие а если это еще и знаменитый маршрут то, то это событие вдвойне и вот настал тот день когда такое событие наступило.

Тридцатый Всесоюзный маршрут многие о нем слышали и ещё многие мечтали пройти и поразиться красотам Кавказа и наконец, мне судьба преподнесла подарок найти единомышленников и родственные души, объединенные одной общей идеей пройти знаменитую тридцатку.

И вот поезд, переезд до Воронежа, потом до Белореченска, а оттуда до поселка Каменномостский или как чаще его называют местные жители и туристы — Хаджох своеобразных ворот в горы, отделяющих равнинную Адыгею от горной. Подъезжая к Каменномостскому со стороны Майкопа, начинают замечаться изменения ландшафта и природы вокруг, постепенно вырастают и подступают все ближе и ближе к дороге горы, все зеленее и ярче краски, все более буйной становится растительность вокруг. А оказавшись, в Хаджохе уже со всем основанием можно сказать, что «мы в горах».

Поселок основан летом 1864 года на правом берегу реки Белой, когда здесь поселились первые русские жители, — казаки из Ставропольской губернии и Оренбурского казачьего войска. В местах расположения бывших аулов (а здесь, на левом берегу Белой до 1861 года был большой и богатый аул Хаджох) казакам запрещалось занимать брошенные мазанки черкесов и они осваивали новые участки земли. Так, из маленьких рубленных домиков и возник казачий хутор Каменномостский, напротив выселенного аула Хаджох. С тех пор это место и имеет фактически 2 названия. Новое: Каменномостский, и старое адыгейское — Хаджох. Да и во всей окрестной топонимике переплелись черкесские и казачьи названия …

Хаджох манит своей главной достопримечательностью — знаменитой тесниной реки Белой.

Посмотреть теснину можно на выезде из поселка в сторону плато Лагонаки. От основной трассы направо идет небольшая улица, на повороте, в качестве ориентира, большой указатель «Хаджохская теснина». Улица тут же, буквально через 20 метров после поворота, пересекает ущелье реки Белой по крошечному мостику, и не сразу понимаем, что мы сейчас оказались на левом берегу реки, настолько узко здесь сошлись ее берега. Сразу за мостом — стоянка, где можно сходить полюбоваться на теснину. Отсюда, сверху ущелье совсем незаметно: ширина его в некоторых местах всего 2 — 3 метра (легко можно перепрыгнуть с берега на берег), и все оно под нами, до 50 метров в глубину. Вокруг теснины растут деревья, стоят домики поселка, и только рокот бушующей внизу воды выдает это чудо природы. Хаджохская теснина — узкий и глубокий каньон образованный рекой Белой. Протяженность каньона около 400 м, большая часть оборудована лесенками, мостками и смотровыми площадками. На одной из высоких скал каньона, над рекой, 150 лет назад было судилище наместника Шамиля в Хаджохе — Мохаммеда Амина. Осужденных сбрасывали вниз со скалы в бушующую реку, оставляя все же пусть призрачный, но шанс на спасение и если «счастливчик» выживал, то ему прощалось его прегрешение. Внизу, под ногами, в мрачной теснине река несётся со страшной силой, клубясь и пенясь, перекатывая огромные валуны. На отвесных, почти голых известняковых стенах можно увидеть многочисленные большие и поменьше ниши вымытые водой, — свидетели того, как стремительный поток столетиями постепенно врезался все глубже и глубже в камень. За долгие века своей бурной жизни река Белая пропилила в монолитной скале этот узкий коридор. По соседству с основным руслом можно обнаружить и живописные старые сухие, и даже подземные русла реки. Берега Белой в отдельных местах соединены естественными скальными перемычками, своего рода каменными мостиками. От них и получил своё название поселок Каменномостский. Один из таких природных мостиков — островок, расположенный ниже моста через реку, называют Драконом или Змеем Горынычем. Его причудливые формы действительно напоминают трехголовое чудище…

Каменномостский — это своего рода туристический центр Адыгеи, перекресток многочисленных интереснейших маршрутов. Ночевка на берегу рокочущей реки у грота «Пронеси, Господи!» надолго запомнится невообразимыми видами открывающимися оттуда.

Наутро пройдя вдоль реки Белой по её левому краю вверх по течению порядка двух километров можно изучить ручей Руфабго с его многочисленными и очень красивыми водопадами.

Водопады ручья Руфабго — одно из красивейших мест в Адыгее и, одновременно, самые посещаемые туристами места. Водопады очень доступны — первый по счету находится буквально в 10 минутах ходьбы от автотрассы Хаджох (Камменомостский) — Даховская. Минуем большую поляну с многочисленными летними кафе, непритязательными аттракционами и прочей около туристической торговлей и приближаемся к первому из череды водопадов под называем Шум. Действительно, его сначала слышно, а затем, через несколько минут видно как вода с ревом падает с широкой полки высотой метров 5-6 в небольшое озеро.

Следующие водопады расположены немного выше и компактно по ручью — Каскад (часто еще называемый Шум -2 ), Сердце Руфабго и Шнурочек . Водопад Сердце Руфабго — очень интересен, здесь русло ручья перегородил огромный камень — его и называют «сердцем Руфабго » . Дальше 15 — метровый Шнурок — самый высокий из водопадов Руфабго .

Под водопадом небольшое озерцо, называемое Чашей молодости и любви. Руфабго — относительно спокойный и мирный ручей в сухое время года, но стоит пройти хорошему дождю, вода в ручье на глазах поднимается, спокойные прозрачные водопады превращаются в ревущие потоки мутной воды, не зря Руфабго в переводе с черкесского — Злой Волшебник. Налюбовавшись водопадами Руфабго, продолжаем наш путь дальше в сторону плато Лагонаки на хребет Азиш-Тау к Азишскому перевалу, на высоту в 1700 метров. Асфальтированная дорога ведущая к перевалу находится в ужаснейшем состоянии, но из всех асфальтированных дорог Краснодарского края эта, одна из самых живописных, взбирается выше всех — к Большой Азишской пещере и выше. Дорога эта ведет «в никуда», обрываясь на Азишском перевале, перед кордоном заповедника.

А начинали строить это шоссе в 70-е годы прошедшего 20 века, c намерением пересечь Главный Кавказский Хребет и выйти к морю в районе Сочи, соединившись с дорогой Дагомыс — Солохаул. Тут надо заметить, что дорога (именно дорога, а не тропа — по ней ездили на телегах) Майкоп-Сочи через нагорье Лагонаки была построена еще черкесами, до кавказской войны, в начале 19 века. А в 1911 году даже был разработан проект … трамвайного сообщения Майкоп-Сочи. Но, ни планам 1911 года, ни 1970-х не суждено было осуществиться … Последний раз об этой дороге вспомнили совсем недавно, на рубеже XX и XI веков, причем трасса должна была пройти прямо по уникальным местам Кавказского Биосферного заповедника, нанеся ему непоправимый урон … На этот раз вмешались экологи, фонд дикой природы Юнеско … Заповедник удалось отстоять и о строительстве вновь забыли, вот интересно надолго ли, так как у местных властей витают идеи о развитии инфраструктуры горнолыжного комплекса района Лагонаки. Дорога понемногу забираемся все выше вверх, на хребет Азиш-Тау и немного становится положе, повороты плавнее, скалы остались внизу и сзади, а вокруг — лес, широкие луга, холмы, и иногда, сквозь просветы леса, далеко впереди виднеются снежники горы Абадзеш. На этом участке, в непосредственной близости от дороги расположено несколько турбаз. Указатели с романтическими названиями «Серебряный ключ», «Пихтовый бор», «Нежная» попадаются справа и слева. Очень скоро дорога становится намного хуже, кое-где встречаются пятна еще не смытого горными потоками асфальта, и скоро дорога спускается к небольшому мостику — путепроводу через разобранную узкоколейную лесовозную железную дорогу, это место местные жители называют Сухое седло или Нулевой пикет, где сейчас располагается пункт по прокату горнолыжного снаряжения. После моста дорога круто уходит вверх, делая большую петлю открывая невообразимые виды на отвесные скалы плато Утюг, еще немного времени и вот он Азишский перевал (местное название Каменные ворота), на высоте 1700 метров с потрясающим видом на плато Лагонаки.

Далеко внизу, — леденящие истоки реки Курджипс с лесистыми каньонами с одной стороны и огромный холм горы Абадзеш c другой стороны долины, немного правее урочище Мурзикао, с пасущимися коровами и лошадьми. Налюбовавшись панорамой с Азишского перевала, проходим кордон заповедника, дорога, становится все уже, постепенно превращаясь в тропу. Любуясь соснами, растущими прямо на скалах рядом с дорогой, постепенно набирая высоту, приближаемся к хребту Каменное море. Постепенно лес редеет, очень скоро переходя в зону альпики … То и дело встречаются россыпи камней и многочисленные, иногда большие, до сотни метров диаметром, а иногда совсем маленькие карстовые воронки в которые почти не попадают прямые солнечные лучи, из-за чего они заполнены слежавшимся, никогда не тающим снегом.

Можно спуститься в одну из таких воронок, — приятно поиграть в снежки в середине лета. Примерно через час — полтора после кордона заповедника, забирая все левее и выше тропа выводит на восточные обрывы Каменного моря, справа и сзади постепенно остается гора Абадзеш, впереди постепенно показывается красавец — Оштен, чьи грозные, безлесные склоны производят неизгладимое впечатление после травянистых холмов Лагонаки.

Между нами и Оштеном есть еще одна гора (на картах отметка 2378м, туристы часто называют ее Блям), словно преграждающая путь и загораживающая подножие Оштена. Обойдя гору Блям слева, тропа нас повела к верховьям реки Цице с видом на гранитный Каньоном пройдя небольшой перевал мы оказываемся в урочище Верхняя Цица, где и остановились на ночевку.

А впереди показался хребет Нагой-Чук с пологими травянистыми склонами. Увидев прозрачные воды реки все бросились к ней, но вода оказалась на редкость холодной а проще говоря ледяной градуса 3-4 не выше просто растаявший снег и лед с Оштена. Ночи в горах звездные и прохладные, особенно на высотах больше 2000 метров, но только за взошло солнышко и буквально через час нещадная жара. С утра постепенно выбираясь в сторону Майкопского перевала мы вышли из урочища и оказались на возвышенности с которой открывался завораживающий вид с высоты птичьего полета на загадочное горное озеро Псенодах, и необычайно красивый Фишт-Оштеновский перевал.

Озеро имеет интересную форму в виде полумесяца, обращенный выпуклой стороной на север. Размеры озера и количество воды в нем довольно сильно меняется по какому — то неведомому закону, во времена максимальной воды его длина примерно 150 м, а наибольшая ширина метров 70 . Большая часть озера мелководна — чуть выше колена. Самое интересное на юго-западном «роге» полумесяца, здесь расположена воронка диаметром примерно 15 метров, с отверстием в центре воронки (ее хорошо видно сквозь толщу прозрачной воды). В воронке наибольшая глубина озера — явно больше человеческого роста. Конечно интересно посидеть у озера и понаблюдать как оно живет своей жизнью — иногда на поверхности над центром воронки появляются завихрения, словно кто-то вынул невидимую пробку на дне — можно бросить в воду листок или травинку и посмотреть, как его засасывает в воронку. Одним из загадочных моментов жизни озера является то, что вода периодически уходит из озера совсем, обнажая дно, а через месяц озеро наполняется вновь. Постепенно показывается в полный рост и красавец — Оштен, который кажется неприступным, а правее его гора Пшеха — Су.

Оба грозных стажа на нашем пути — Оштен и Пшеха-Су покрыты частично белыми шапками вечных снегов. Тропа между тем поворачивает влево на Майкопский перевал с которого открывается удивительный вид на Западный Кавказ. Собственно Майкопский перевал — не совсем перевал, скорее даже совсем не перевал. Он представляет собой довольно крутой, но живописный обрыв с плато Лагонаки. C этого обрыва, извиваясь серпантином, спускается тропинка.

Из травянистых склонов слева и справа от тропинки торчат острые каменные зубцы скальных останцев. Внизу, под перевалом, начинается лес, а на опушке леса видна живописная полянка, на которой стоит кордон Кавказского государственного биосферного заповедника. Спустившись с перевала по осыпям с отрогов горы Пшехо-Су

путь лежал к ручью Водопадистому со знаменитыми 200 метровыми водопадами под западными стенами горы Фишт.

Ночь пролетела как один миг и с утра ждал большой 24 километровый переход до Бабук Аула, через Лунную поляну на которой строится горнолыжный курорт с подъемниками для занятия горными лыжами. Пройдя поляну, тропа вывела на Черкесский перевал,

слева — безбрежные леса, а впереди — острый пик горы Маврикошка (1954 м). У перевала (1836 м) стоит небольшая стела в виде пятиконечной звезды в память о воинах Великой Отечественной, рядом сложена из камней могила погибшего здесь ученого. На самом Черкесском перевале — с десяток домиков пастухов, вокруг гуляют домашние животные, есть даже какое-то подобие водопровода … Лес вплотную подходит к перевалу. Туда, между Маврикошкой и Главным Кавказским хребтом идет широкая тропа — старая черкесская дорога. Это основная дорога для туристов, идущих с Лагонакского нагорья к морю или наоборот. Туда же идет путь к красивейшему озеру Хуко .

От Черкесского перевала, идем по старой черкесской дороге, связывавшей когда-то племена причерноморских черкесов-убыхов с племенем абадзехов вниз, к бывшему Бабук-Аулу. Лес начинается практически сразу после начала спуска с Черкесского перевала, высокие старые буковые деревья сопровождают на всем пути до моря.

Тропа ведет все дальше вниз, к Бабук-Аулу, но никакого аула, правда уже лет 25 нет — последние его жители были переселены в начале 80-х годов в Солох-аул , но название места осталось …. Проходим «поляну Стадника» , обозначенную табличкой, названую так в память о начальнике западного отдела Кавказского заповедника Г.И. Стаднике, убитого браконьерами . Еще немного и начинается затяжной и очень крутой спуск, который обычно называют » веселым «. Нам предстоит за четыре с небольшим километра пути сбросить более километра высоты! Вот это горочка! Ноги сами бегут вниз, вниз и вниз, кажется, что спускаемся куда-то к центу Земли, и этот спуск никогда не кончится … Примерно посередине спуска — еще одна полянка с табличкой — поляна «Холодный родник», на которой действительно находится маленький ручеек, столик с лавочками за которыми можно устроить перекус. Ощущения от спуска все усиливаются — меняется даже воздух вокруг. По мере спуска, он становится все теплее, гуще и плотнее, постепенно из свежего, горного превращается в душный и обволакивающий причерноморский. А у особо чувствительных натур иногда даже закладывает уши, настолько быстро меняется давление… Если очень торопиться, то спуск от Черкесского перевала до Бабук — Аула займет, наверное, часа три, из ник две трети — «веселый спуск». Но вот, наконец, тропа выполаживается и переходит в грунтовую дорогу. Прямо, впереди — первый кордон заповедника Бабук-Аул, а сразу после него, бурлящий поток реки Шахе преодолеваемый по симпатичному, и недавно отремонтированному висячему мостику, еще немного и вот он первый форпост цивилизации турприют Бабук-Аул, представляющий собой несколько домиков на широкой поляне посреди леса, столы под навесом, памятник летчикам, а когда-то, к концу Кавказской войны здесь находилось крупное селение убыхов, получившее название Бабуков-аул по имени военного предводителя этого общества Хаджи Алим-Гирея Бабуко …

Поход по кавказу это не совсем отдых так как часты большие переходы между стоянками и поэтому выходы на маршрут случаются очень рано еще затемно и вот отдохнув и понабравшись сил, в 3-30 я начал движение к цивилизации по ночной дороге с налобным фонарем так как поезд из Сочи отправлялся в 15-00 а идти до Солох-Аула порядка 21 км. По пути были пересечены несколько бурлящих притоков реки Шахе, из которых самый большой — ручей Белый. Дорога шла по неширокой полочке в нескольких десятках метров над рекой, а ручейки, стекающие со склона повсюду образуют маленькие водопадики. Старая черкесская дорога, вырубленная в скалистом склоне, местами осыпалась и укреплена толстыми досками, подпертыми снизу бревенчатыми опорами. Река Шахе шумит далеко внизу, стиснутая горами с двух сторон, и очень красива, когда удается ее увидеть на повороте. От турприюта начинается самая красивая часть дороги, слева вертикальная скальная стена со свисающим мхом, ветвями и стеблями растущих над обрывом кустов по которым стекает каплями вода, а её здесь в изобилии. Даже летом, дорога от воды грязная и сырая. Иногда стена скал словно раздвигается, освобождая место крутым и узким ущельям, по которым струятся ручейки, обрываясь с уступа водопадами. Кое-где склоны выполаживаются и видны самшитовые заросли на каменных россыпях, густо покрытые традиционным мхом. Такая дорога идет до самого второго кордона, от которого дорога уже не столь живописна, хотя до поселка еще много интересного. Так, в одном месте скальная полочка дороги настолько узка, что ее нарастили бревнами. Вода бурлит прямо под ногами, метрах в 10 под мостом, а рядом открывается, красивый вид с дороги на реку Шахе. Еще немного пути и вот он приток реки Шахе — Бзыч с очень длинным висячим мостом, по которому идешь как над пропастью раскачиваясь из стороны в сторону и получая прилив адреналина. У устья реки крохотный поселок Бзыч от которого дорога взбирается вверх и идет очень высоко над рекой, затем она спускается крутым серпантином к поселку Бзогу, где неподалеку располагается трехступенчатый водопад. Первая ступень рядом с дорогой, а нижние каскады можно увидеть, только спустившись с дороги по лесенке выложенной из камней. Вода стремительно стекает по отшлифованной веками почти вертикальной скале. Еще через несколько минут слева от дороги красивейший каньон ручья Скалистого, по стенкам каньона стекают многочисленные ручьи – водопадики, брызги и водяная пыль подсвечиваются лучами восходящего солнца, превращая их в тысячи сверкающих и искрящихся капель. Еще немного времени и вот она цивилизации поселок Солох-Аул с асфальтированной дорогой. На выезде из Солох-Аула стоит недавно восстановленный Дом-музей Иуды Антоновича Кошмана, — отца » Краснодарского чая «. В 1901 году он, бывший рабочий сухумской чаеразвесочной фабрики Попова, переселившись из Южной Грузии (местечко Чаква под Батуми) в Солох-Аул, посадил здесь под насмешки соседей, не верящих в его затею, свои первые чайные кусты. Кое-какие плантации Кошмана сохранились до сих пор. А в каких муках рождался первый чай, глушь дикая, дорог нет (одни тропы) — торговать своим чаем в Сочи чуть ли не пешком ходил! И плантации насильно вырубали, и торговать запрещали, и контрабандистом Кошмана считали и дом поджигали, даже в кулаки (уже при «советах») записывали. Но именно от этих плантаций и начал свой род » Русский чай » или » Краснодарский «. После революции как водится, у Кошмана все плантации отняли, позволив впрочем остаться работать на национализированных участках (одно время Кошман даже руководил местным чаеводческим хозяйством. Могила Кошмана, согласно его завещания, находится тут же на плантации. И сейчас на чайных плантациях Солох-Аула выращивается Краснодарский чай, — делается подкормка, обрезка и т. д. Но не сил, не денег, как обычно в нашей стране, не хватает … За год зелёного листа собирают вручную всего — навсего около 30 тонн. Перерабатывается этот чай на «Дагомысской чайной фабрике «. Пачка — мягкая упаковка, фольга и ленточка . На упаковке написано — производитель ЗАО «Солохоульский чайсовхоз». Но, естественно, с такими объемами на рынок чай практически не попадает … Вот собственно и все, что осталось от некогда знаменитой марки » Краснодарский чай «. Все остальные заводы в окрестностях Сочи работают на привозном сырье. Но меня ждал автобус в Дагомыс а затем на вокзал Сочи где поезд до дома.